Верстка текста с иллюстрациями

Расположение иллюстраций имеет большое значение для удобства пользования книгой и заметно влияет на весь ее художественный облик.

Различная роль научно-познавательных и художественных иллюстраций и характер их связи с текстом литературного произведения отражается и на их расположении.

Научно-познавательные иллюстрации обычно бывают особенно тесно связаны с определенным участком текста, без них текст часто бывает непонятен, и читатель непременно обращается к иллюстрации при чтении соответствующего отрывка. Поэтому для читателя важно, чтобы в изданиях такого типа иллюстрации находились в непосредственной близости к «своему» тексту, чтобы переход был возможно более легок.

Художественные иллюстрации очень часто (но, конечно, не всегда) можно отнести не к отдельному эпизоду, а к большому разделу произведения, они смотрятся в какой-то мере обособленно от чтения, к ним часто возвращаются и после прочтения книги. Изобразительный материал этой группы важно расположить так, чтобы он хорошо воспринимался; один из способов для этого — отделить его от текста заметным пробелом.

Расположение иллюстраций тесно связано с общим характером оформления книги, с общими композиционными принципами ее конструирования. По-разному размещаются иллюстрации при симметричной и асимметричной композиции. Вместе с тем иллюстрации должны быть расположены так, чтобы все страницы и книжные развороты воспринимались читателями как обоснованно и гармонично скомпонованные, чтобы на протяжении всей книги последовательно выдерживались установленные принципы композиции.

Существуют различные приемы расположения иллюстраций. Кратко рассмотрим наиболее распространенные из них.

Открыто — в верху или в низу полосы (рис. 66, а). Так расположенные иллюстрации выглядят несколько обособленными от текста и тем самым более заметны.

Закрыто, или вразрез полосы,— выше и ниже иллюстрации на полосе расположен текст (рис. 66, б). В этом случае можно поместить иллюстрацию в непосредственной близости к «своему» тексту.

В оборку — иллюстрация «обобрана» строками текста, более короткими, чем на остальной части полосы. При открытой оборке иллюстрация находится в одном из углов книжной полосы и прикрыта текстом только с двух сторон (рис. 66, в); при закрытой же оборке иллюстрация прикрыта текстом с трех сторон (рис. 66, г); при глухой оборке иллюстрация обрамлена текстом со всех четырех сторон (рис. 66, д). В оборку дают только такие иллюстрации, которые значительно уже формата полосы; в противном случае строки оборки будут слишком коротки, что приведет к неправильным переносам слов и т. п. Согласно технологической инструкции минимальная ширина оборки в изданиях среднего и большого формата при наборе основного текста кеглем 8— 2 квадрата, кеглем 10—2 1/2, кеглем 12—3. В изданиях малого формата при наборе кеглем 10 и 8 минимальный размер оборки — 1 1/2 квадрата. Оборка позволяет в наибольшей степени приблизить иллюстрацию к «своему» тексту.

book-design-89.gif

66. Некоторые наиболее распространенные способы заверстки иллюстраций

На отдельных полосах — так располагают иллюстрации, по размеру близкие к формату полосы, или же целые группы близких по содержанию и характеру иллюстраций; такую группу часто называют таблицей.

На развороте — иллюстрация расположена на двух смежных полосах. Как правило, такая иллюстрация помещается только на развороте, который представляет собой середину сфальцованной тетради, например в 16-стра-ничной (трехсгибной) тетради — на 8-й и 9-й страницах, в 8-страничной (двухсгибной) — на 4-й и 5-й. Разместить такую иллюстрацию на любом другом развороте технически очень трудно — ее пришлось бы печатать с двух клише (одно из них соответствовало бы левой, а другое — правой половине иллюстрации), и при малейшей неточности фальцовки их отпечатки не совпадали бы. У разворотной иллюстрации самая середина плохо видна, так как она попадает на корешковый сгиб. Это надо учитывать при кадрировании оригинала.

Открыто (или на отдельной полосе) с выходом на поля (рис. 66, е) и даже под обрез (рис. 66, ж) — в книге этот способ позволяет при сравнительно небольшом формате издания поместить крупную иллюстрацию.

На полях (рис. 66, з) — этот способ больше всего подходит для небольших легких перовых рисунков, но в рамках соответствующей композиции может быть использован и для более тяжелых по пятну иллюстраций. Такое расположение связано с дополнительным расходом бумаги, так как требует увеличения ширины полей, и поэтому применяется редко.

В рамках симметричной композиции часто встречается следующая система расположения иллюстраций в научно-познавательной книге.

Иллюстрации, близкие по размеру к формату книжной полосы, помещают на отдельных страницах по возможности на том же развороте, что и текст, к которому они относятся. Расположенную «лежа» полосную иллюстрацию помещают так, что ее верх обращен к левому краю страницы, а низ — к правому. Такое размещение удобно для перехода от чтения к рассматриванию рисунка и наоборот.

Для иллюстраций меньшего размера, в особенности — меньше полуполосных по высоте, чаще применяется закрытая верстка, при которой можно выбрать место для иллюстрации и выше и ниже на полосе. В зависимости от их ширины иллюстрации верстают либо вразрез полосы, либо в оборку. При двухколонном наборе возможна и глухая оборка; при одноколонном наборе глухая оборка затруднила бы читателя — ему нелегко ориентироваться, в каком порядке следует читать оборочный текст.

При симметричной композиции широко применяется и открытая верстка, но обычно при условии, что она не нарушает прямоугольность полосы, то есть если иллюстрация прямоугольна и ширина ее равна ширине книжной полосы. Возможно и открытое расположение оборочной иллюстрации — в одном из углов книжной полосы. В рамках рассматриваемой композиции встречается и открытая верстка иллюстраций с выходом на поля, но при условии, что разворот будет построен симметрично или уравновешенно. Конечно, при симметричной композиции стремятся не только приблизить иллюстрации к «своему» тексту, но и сделать так, чтобы книжный разворот производил впечатление уравновешенного, гармоничного.

Некоторые схемы расположения иллюстраций, которые должны помочь в решении этой задачи, стали, в рамках симметричной композиции, традиционными. Например, единственную на развороте иллюстрацию ставят на полосе по принципу «золотого сечения» или по оптическому центру (в силу особенностей зрительного восприятия оптический центр полосы находится несколько выше ее геометрического центра), две иллюстрации на смежных полосах выравнивают по нижней (или средней) линии или размещают по диагонали. Но по мере того, как количество иллюстраций на развороте увеличивается, становится все труднее придерживаться подобных схем. Книжная полоса превращается в ряд неудобных для чтения клочков текста, отделенных один от другого иллюстрациями.

book-design-90.gif

67. Рисунок к стихам шире формата набора

При асимметричном построении книжных полос и разворотов характерны другие композиционные решения. Прежде всего, это — более широкое применение открытой верстки, даже в тех случаях, когда иллюстрация не прямоугольна или по ширине не равна ширине полосы. При открытой верстке и отказе от обязательной прямоугольности книжной полосы вполне естественно желание частично выпустить иллюстрации на поля и даже под обрез. В этом случае не только увеличивается размер иллюстраций (что важно само по себе), но они приобретают и новое качество — выпущенные под обрез, они как бы теряют свою пространственную ограниченность, как будто продолжаются за линией обреза, и это усиливает производимое ими впечатление. Конечно, оригиналы выпускаемых под обрез иллюстраций необходимо определенным образом кадрировать — с таким расчетом, чтобы под обрез могла попасть только совершенно несущественная часть изображения.

Особые композиционные решения применяются для небольших иллюстраций — например, их располагают в ряд по вертикали, отдельной колонкой. При этом весь материал организован удобно для читателя: иллюстрации не разбивают текст и хорошо смотрятся.

При асимметричной композиции возможно своеобразное решение разворотных иллюстраций — они могут занимать, скажем, одну полосу целиком, а другую частично.

В изданиях художественной литературы наряду с другими приемами применяется и верстка иллюстраций на полях. Особенно велики возможности такой композиции в изданиях поэтических произведений с короткими строками набора и широкими полями (см. рис. 50). При иллюстрировании поэтических произведений обоснованным представляется и выход иллюстраций за формат сравнительно узкой (и к тому же состоящей из строк неодинаковой длины) колонки текста (рис. 67).

book-design-91.gif

68. Рисунок к «Евгению Онегину», вынесенный согласно замыслу художника на поле (издательство «Художественная литература», 1975 г.)

book-design-92.gif

69. Тот же рисунок, превращенный в полосную иллюстрацию (издательство «Дніпро», 1974 г.)

book-design-93.gif

70. Начало главы «Евгения Онегина» в оформлении издательства «Художественная литература», 1975 г.

book-design-94.gif

71. Начало той же главы в оформлении издательства «Дніпро», 1974 г.

При компоновке книжных разворотов в изданиях художественной литературы, где полосные иллюстрации играют особенно важную роль, возникает вопрос, на какой странице разворота — левой или правой — лучше помещать такую иллюстрацию. Широко распространено мнение, что наиболее подходит в таких случаях правая страница.

Встречаясь с новым разворотом, читатель прежде всего видит его правую часть; иначе говоря, иллюстрация здесь более заметна. Но надо ли отдать полосной иллюстрации это выигрышное место? Не заслонит ли она остальные элементы книжного организма?

Вот что пишет об этом применительно к художественной иллюстрации В. А. Фаворский: «Здесь надо сказать, что иллюстрация во всю страницу не должна была бы помещаться на правой стороне.

Глубина изображения, которая нас увлекает и заставляет углубляться и рассматривать во всех деталях и как бы жить там, в этом мире, заслонила бы от нас всю книгу, все, что в ней в дальнейшем нам предстоит, глубина изображения и глубина книги спорили бы друг с другом.

На левой странице же как раз место для такой иллюстрации. Мы как бы готовы были двинуться внутрь, но обернулись...»24

Создаваемые художником-иллюстратором рисунки, в отличие от произведений станковой графики, по-настоящему живут только в книге, не могут быть оторваны от нее. Их характер, тематика, графическая манера, размер, ритм, а отсюда и восприятие читателем, эмоциональное воздействие на него теснейшим образом связаны с их расположением, со всем композиционным строем книги. Поэтому современные художники все чаще не ограничиваются иллюстрированием книги, а создают весь ее макет, целиком конструируют ее.

Приведем пример, показывающий, к чему приводит нарушение той композиции полос и разворотов, применительно к которой создана сюита иллюстраций.

Легкие рисунки пером Н. В. Кузьмина к «Евгению Онегину» (несколько изданий) сделаны с расчетом на их определенное расположение. Рисунки наиболее важные задуманы художником как полосные или как заставки, менее важные — как небольшие иллюстрации на полях. При этом макет был рассчитан так, что на каждой рядовой полосе помещены ровно две строфы, на начальных и концевых полосах — по одной строфе с заставкой или концовкой.

Издательство «Дшпро» решило поместить эти же иллюстрации в издании «Евгения Онегина» (1974) с параллельным текстом на русском и украинском языках с набором в две колонки. Композиция полос и разворотов при этом совершенно изменилась.

Прежде всего при наборе в две колонки для мелких иллюстраций не нашлось места на полях. От большей части этих рисунков издательству пришлось отказаться. Некоторые же иллюстрации из этой группы превратили, увеличив их в несколько раз, в полосные. При этом исчезла разница между рисунками различной значимости; кроме того, сильно увеличенные иллюстрации композиционно не заполняют страницу (ср. рис. 68 и рис. 69).

В изданиях на русском языке главы начинаются на правой страниц разворота; при этом на начальной полосе каждой главы помещены заставки и одна строфа, номер же главы и эпиграф вынесены на шмуцтитул. В издании на двух языках заставка, заголовок и эпиграф помещены на левой странице разворота: заставка — в верху полосы, эпиграф — несколько ниже, а заголовок— внизу. Заставка оторвана от текста и теряется на слишком большом для нее белом поле, эпиграф воспринимается как подпись к заставке, заголовок помещен в совсем неподходящем месте — в самом низу полосы, да к тому же, вопреки смыслу, после эпиграфа (ср. рис. 70 и рис. 71).

Таким образом, первоначальный замысел художника оказался искажен, прелесть его рисунков в большой мере потеряна.

book-design-95.gif

72. Разворот из школьного учебника «Физика» в старом оформлении

book-design-96.gif

73. Разворот из школьного учебника «Физика» в новом оформлении

В расположении научно-познавательных иллюстраций тоже необходима определенная система, последовательное проведение выбранных для данного издания композиционных приемов.

Место для иллюстраций может быть назначено и исходя из того, что они графически неоднородны с текстом, смотрятся и воспринимаются по-другому, а потому должны быть четко отграничены от текста, например, вынесены в отдельную колонку. Такое композиционное решение возможно лишь для сравнительно небольших по ширине иллюстраций и в силу этого заставляет задуматься о возможности упростить рисунки, с тем чтобы уменьшить их размеры.

К каким далеко идущим последствиям может привести такой подход, видно из следующего примера.

Учебник физики для 6–7-х классов на протяжении многих лет выходил с натуралистично выполненными иллюстрациями. При таком их характере приходилось детализировать изображение, и иллюстрации неизбежно получались довольно крупными. Так, лишь часть иллюстраций на тему о рычагах занимала больше трех четвертей разворота (рис. 72), а остальные — еще около двух страниц.

При переработке учебника и изменении его оформления (художественный редактор В. И. Рывчин) стало ясно, что гораздо нагляднее окажутся небольшие схематические рисунки, освобожденные от ненужных для понимания физических явлений деталей. В соответствии с этим основную часть рисунков вынесли в узкую вертикальную колонку, а некоторые поместили горизонтальной лентой в верху полосы (рис. 73).

В результате одноименные иллюстрации в новом оформлении занимают в несколько раз меньше места, что дает большую экономию бумаги, а наглядность их увеличилась.

Подписи к иллюстрациям в научно-познавательных изданиях помещаются почти всегда, в изданиях художественной литературы — редко. Для компактности подписи обычно набирают шрифтом пониженного кегля. Если основной текст набирается корпусом, то основная часть подписи — петитом, а экспликация (объяснение позиций) — даже нонпарелью. Но в некоторых изданиях подписи к иллюстрациям могут играть такую важную роль, что их набирают шрифтом большей графической силы, чем основной текст.

Помещают подпись обычно под иллюстрацией и в этом случае набирают ее на формат иллюстрации, что усиливает композиционную связь между ними. Однако в зависимости от размера и очертаний иллюстрации возможны и другие варианты. Например, при небольшой ширине иллюстрации подпись может быть помещена рядом с ней (кстати, таким образом можно избежать оборки); подписи к нескольким открыто заверстанным иллюстрациям на полосе и даже на развороте могут быть собраны вместе и заключены в занимаемый рисунками прямоугольник. Необычное расположение подписей может быть связано и с общим замыслом оформления.